Archeage вики
Advertisement

"Дворф, который разрушил Капернаум"


- внутриигровая книга в мире ArcheAge. Книга рассказывает про жизнь и месть дворфа из Перрана, который ненавидел Капернаум. Рукопись можно получить за достижение «Малый обелиск Капернаума».


Рецепт Книги.[]

Создается на печатном станке.

Рукопись: "Дворф, который разрушил Капернаум" - 1 шт.
Бумага - 10 шт.
Чернила печатника - 1 шт.
Кожа - 5 шт.

Текст книги.[]

Каменный сон может длиться столетия. Тысячелетия. Чаще всего в него погружаются колоссы. Их сердца почти перестают биться и остывают.

Тела, постепенно обветриваясь, теряют очертания и сливаются с горными склонами, становясь их частью, так что невнимательному взгляду не отличить. В каком из миров витает в это время разум колоссов?.. Какие грезы им видятся?.. Никто не знает.

Рябой спал каменным сном. Его грезы были сладки и просты.

Он видел испуганное лицо мальчишки в подземных пещерах, чувствовал его страх и упивался им.

Он слышал шипение фитиля и вдыхал сладковатый запах пороха.

Он наслаждался тем, как стонет и содрогается гора, оседая, хороня под собой Капернаум.

Рябой ненавидел Капернаум всеми фибрами души.

...В детстве Рябой мечтал стать инженером. У него были золотые руки. Он чинил соседских мусорных роботов, налаживал домашние буровые установки и перебирал сломанные механизмы. Но когда он поделился мечтами с отцом, тот расхохотался и сказал: «Забудь, сын. Будешь лудильщиком, как твой дед и я». «Почему я не могу стать тем, кем хочу?» — упорствовал мальчишка. Отец ответил лаконично и коротко: «Потому что здесь тебе не Капернаум».

Чертоги Капернаума были высоки и светлы. Жилые помещения Перрана — низкие клети, освещаемые тусклыми фонарными лампами. Капернаум стоял на пересечении торговых путей, туда рекой лилось золото, там постоянно толклись иноземные гости, привозившие на продажу товар: кто книги, кто безделушки, кто любопытную сплетню. Перран держался особняком от мира и гордился этим. В Капернауме каждый был хозяином своей судьбы. В Перране судьба дворфа была предрешена с рождения.

Рябой сделал попытку изменить судьбу. Собрав котомку, он сбежал из дома и направился в Дельфы, чтобы поступить в знаменитую Библиотеку. Мест на курсе для инженеров было ровно пятьдесят. Сорок девять кандидатов обошли Рябого. Пятидесятый шел с ним ноздря в ноздрю. Он тоже был дворфом. Из Капернаума.

В последнем туре Пятидесятый обошел Рябого ровно на один балл и поступил в Библиотеку. Рябой не мог поверить, что судьба сыграла с ним такую злую шутку. Сперва поманила, затем показала кукиш.

Накануне начала занятий случилось неожиданное: Пятидесятый исчез. Видно, испугался не справиться с обучением. Рябому, как следующему кандидату, предложили занять его место. Начался семестр.

Рябой наконец-то наслаждался жизнью. Он учился любимому делу, в городе ему, как студенту Библиотеки, оказывали почет... Его характер изменился: он стал более дружелюбным, открытым, обзавелся приятелями, даже сблизился с одной девушкой из Горна...

Через три месяца в Дельфы вернулся Пятидесятый. Грязный, исхудавший, на костылях. Он показал под судом, что Рябой заманил его в старую шахту за городом и устроил обвал.

Под покровом ночи Рябой бежал из города, в очередной раз проклиная злодейку-судьбу... И живучесть дворфов Капернаума. Тогда-то он и понял, что у него остался один выход.

«Четыреста лет, —  определило его внутренне чутье. — Пора просыпаться».

Он открыл глаза.

Тоннель был завален валунами и щебнем. В стене ниши зияла дыра, развороченная взрывом: земля, перемежаемая булыжниками. Орудуя то киркой, то голыми руками, Рябой медленно, как крот, стал прорывать себе путь наверх.

Шутка ли — четыреста лет? За время его сна мир изменился до неузнаваемости. В него вернулись боги, и теперь они вели между собой сражения. Рябой никуда не спешил. Странствуя от одной деревни к другой, он жадно впитывал слухи и сплетни. Запоминал имена.

Аранзеб, Таян — защитники Дельфов. Хазе, крылатый пророк, осадивший столицу. И самое главное — Шатигон, под знаменами которого сплотились дворфы Горна и Перрана. Постепенно в голове у Рябого складывался план, который должен был помочь ему занять достойное место под солнцем.

Он уже достаточно окреп и собрался с силами. Добравшись до ближайшего вербовочного пункта, записался рекрутом в армию Шатигона и дождался отправки под стены Дельфов. В отряде его сторонились, считали угрюмым.

Он не торопился заводить знакомств, а тем более дружбы, ставя себя неизмеримо выше прочих новобранцев. Они были для него всего лишь временными попутчиками, досадной шумной помехой, с которой приходилось мириться.

У Рябого был План, и он не собирался от него отступать.

План разворачивался в его уме красиво, во всех подробностях, так, что захватывало дух. Он лелеял его и наслаждался им, когда из-за деревьев выскочили ферре Таяна. Отряд попал в засаду.

...Через несколько месяцев из двухсот новобранцев, покинувших вербовочный пункт, к стенам Дельфов подошел десяток. Остальные пали в стычках с войсками Таяна и Хазе. Рябой был среди уцелевших. Огромный шрам пересекал его лицо — память о той первой встрече с ферре. Он сильно хромал и дышал с хрипами и свистом. Но все это не имело значения. Он добрался.

...Дельфийская библиотека, величественное здание, краса и гордость города, вздрогнула, когда ее фундамент сотряс могучий взрыв. Еще несколько мгновений она стояла, а затем стены начали складываться, как карточный домик, и она со страшным грохотом обрушилась, подняв огромный столб пыли.

Рябого приставили к награде. Ему жали руки. Его качали, крича «ура». Ему пообещали аудиенцию с богом по возвращении в Горн. Он жмурился единственным глазом, и его лицо становилось мечтательным. Одухотворенным. Он достиг того, чего хотел. Уничтожил ненавистное место и добился чести предстать перед ликом Шатигона. Теперь его оценят по достоинству. Теперь он займет достойное место под солнцем. Осталось совсем чуть-чуть...

...Рябой, дрожа, протиснулся в узкую дверь и увидел бога.

Шатигон был коренаст, могуч и широк в плечах. Тяжелый молот казался в его руке ювелирным молоточком. На вошедшего он почти не обратил внимания — склонился над наковальней, разглядывая какую-то заготовку и примериваясь, с какой стороны к ней приступить.

«Они считают, мне нужна война. — пробормотал он, качая головой. — Что я им, Кириос, что ли? — И, не оборачиваясь, повысил голос. — Ну, а ты что за подвиг совершил в мою славу? Уничтожил лучшее собрание книг на всей земле?»

Рябой, слегка огорошенный приемом, собрался с духом.

«Владыка, вот увидите, я буду вам очень полезен, — начал он заготовленную речь. — Не хочу хвастаться, но я мастер подрывного дела. Что Библиотека Дельфов!.. — он выдержал торжественную паузу. — Ведь это я разрушил Капернаум».

Бог расхохотался. Рябой изумленно замер. Он ожидал чего угодно, только не смеха. А Шатигон, обернувшись, скалился во весь рот, и в его глазах плясали веселые искры.

«В последнее время я не часто отпускаю Олло погулять, но сегодня, клянусь Матерью мира, дело того стоит!»

По лицу Шатигона пробежала тень. Что-то неуловимо изменилось, и Рябой увидел глаза мальчишки, которого повстречал в пещерах Капернаума...

...Рябой бежал, не разбирая дороги. Скрыться. Уйти под землю. Уснуть каменным сном еще на сто, тысячу лет. За его спиной огненные вспышки пронзали горизонт. Война богов близилась к кульминации. Оглушительно прогрохотало. Начали рушиться горы, земля пошла трещинами... Рябой споткнулся и упал, уцепившись за край ширившегося разлома. Некоторое время ему удавалось держаться, но затем онемевшие пальцы один за другим разжались, и он полетел в бездонную пропасть...

Последней его мыслью было: «И все-таки я разрушил Капернаум».

Advertisement