Archeage вики
Advertisement

"Первая любовь" (кор. 벚꽃 축제의 기원)- внутриигровая книга в мире ArcheAge, котором описывается трагическая история любви музыканта Исмила и императрицы Фарвати, когда та была моложе. Книгу можно получить в Порту Лютни за событие "Праздник цветущей вишни".

Текст книги[]


... Весенней порой, когда вишня усыпала розовыми лепестками все улицы и сады порта Лютни, молодой музыкант увидел в окне богатого дома прелестную девушку, склонившуюся над книгой.

Словно почувствовав его взгляд, она подняла голову, и из глаза встретились. Музыканта звали Исмил, а его избранницу - Фарвати. Она происходит из знатного, но обедневшего рода, и в порт Лютни приехала на свой первый бал.

Их чувство было нежным и робким, как положено первой любви. Они часами бродили под сенью цветущих деревьев, разговаривая о музыке и книгах, и краснели, если их руки невзначай соприкасались.

Они катались в лодке по городским каналам и любовались фейерверками с холмов. Все это втайне от родственников, у которых гостила Фарвати - те ни за что не одобрили бы дружбу девушки с простым музыкантом.

Незаметно подошла бальная неделя. Фарвати блистала. Она была хороша: свежей, юной, чистой красотой, а зародившаяся в сердце любовь делала ее еще прекраснее.

Щеки горели легким румянцем, взгляд был окутан мечтательной пеленой - словом, дебютантка произвела среди светского общества фурор, на который не рассчитывала и о котором сама не подозревала. Все ее мысли были заняты Исмилом.

Сказка не бывает вечной. Отгремел последний бал, со столбов т домов сняли яркие гирлянды, ветер унес облетевшие лепестки. Фарвати вернулась домой, в Махадеби, а Исмил остался в Поющей земле.

Они писали друг другу - трепетные, нежные письма, которые постепенно становились все откровеннее. Бумаге они сумели доверить слова, которые боялись произнести вслух.

"Милый мой Исмил!.. Каждый час разлуки с тобой - невыносимое испытание..."

"Милая моя Фарвати!... Я живу только памятью о наших встречах и ожиданием новой весны..."

"Приезжай же!.. Увези меня из этого дома, где все постыло, где ничто не вызывает радости. Я пойду за тобой на край света. Я с радостью променяю дворцы на хижину в горах..."

"Ты достойна дворцов. Подожди немного - я добьюсь славы. Я стану первой лютней при дворе. Твой отец не сможет отказать, если сам император попросит руки его дочери для своего лучшего музыканта. Только верь и жди..."

Она верила. Она ждала. Но случилось то, что должно было случиться. В Махадеби прибыл Берон, богатый и уже немолодой вельможа с востока. На балу в порту Лютни он не сводил глаз с юной красавицы и решил просить ее руки. Отец Фарвати счел партию крайне выгодной и с радостью дал согласие. Свадьбу назначили на весну.

"Забудьте меня. Не вспоминайте. Теперь я невеста другого, и мы погибли друг для друга навеки. Почему же вы не приехали за мной, почему не увезли, когда была возможность... Отец дал Берону слово чести, и я не могу его нарушить".

Исмил писал в ответ, но она жгла его письма, не читая.

И вот настала весна, и Фарвати вернулась в город, где встретила свою первую любовь. Точно так же цвела вишня, точно так же пестрели гирлянды, но ее сердце было пусто и холодно. Состоялась пышная церемония. Отзвучали слова древнего обряда, и молодые,один из которых был уже далеко не молод, сели рука об руку во главе пиршественного стола.

В разгар торжества к новобрачной подбежал мальчишка и сунул ей записку. Машинально развернув листок, Фарвати увидела знакомый почерк и побледнела. "Всего одна встреча! О большем я не прошу. Я буду ждать на холме, откуда мы когда-то смотрели на фейерверки".

... Они бросились друг другу в объятия.

"Исмил!.."

"Любимая..."

Он жадно целовал ее руки, губы, шею, - ее всю, а она не сопротивлялась, целиков, до конца отдавалась его ласкам. Много позже, когда они, все еще не в силах разомкнуть объятия, лежали в траве, он прошептал: "Теперь я тебя никому не отдам".

Она закрыла глаза. Ее сердце отчаянно колотилось, но она нашла в себе силы произнести:

"Нет, милый... Эта ночь - наш прощальный подарок друг другу. Мы больше не увидимся. Так нужно..."

Он приподнялся на локте, с отчаянием заглядывая ей в глаза. Его губы дрогнули , но он не смог вымолвить ни слова... и провалился лицом вниз. Из спины у него торчала стрела. Фарвати в ужасе выпрямилась и увидела перед собой Берона с охотничьим арбалетом в руке.

"Лучше бы вы убили меня!" - горько произнесла она, обнимая холодеющего возлюбленного.

"Я и целил в вас, ответил Берон, - но, как видно, судьба считает, что вам рано уходить в чертоги Нуи, а я не спорю с судьбой. Мы сейчас же уедем на восток, и я постараюсь забыть об этой неприятной истории при условии, что вы, моя дорогая, будете отныне вести себя так, как подобает даме, а не портовой распутнице. Но если вы дадите мне хотя бы малейший повод усомниться в вас, обещаю, больше я не промахнусь".

Фарвати качнула головой.

"Лучше бы вы убили меня!" - повторила она, но на этот раз в ее голосе прозвучала другая интонация...

Ровно через девять месяцев у супружеской четы родился сын, которого назвали Исамом. А на следующий день после счастливого события Берон скоропостижно скончался.

Полируя меч, он внезапно почувствовал приступ удушья, схватился за сердце и рухнул вперед, насадив на себя клинок. Так показал под присягой его верный телохранитель. Звали этого телохранителя - Алькеми.

Теперь у нее было все. Свобода. Власть. Богатство. И пустота в груди, где когда-то билось сердце, живое и пылкое.

... Из-под сени вековых деревьев на просторы Саванны выехало войско. Его предводительница подняла забрало шлема. В черных злых глазах блеснул огонь.

"На север, мой генерал! Пусть Поющая земля станет землей стонов. Завтра мы покорим ее, а послезавтра - весь мир!"

Алькеми кивнул. Его бабка умела предвидеть будущее, и ему отчасти передался этот дар. Женщине, похоронившей свою душу в холмах возле порта Лютни, было суждено стать величайшей императрицей в истории Восточного материка. Он это знал и повиновался беспрекословно.

***

"Милый мой Исмил!.. Каждый час разлуки с тобой - невыносимое испытание..."

"Милая моя Фарвати!.. Я живу только памятью о наших встречах и ожиданием новой весны..."


Advertisement